Зачем нам интернет вещей: интервью с вице-президентом Qualcomm Юлией Клебановой

Зачем нам интернет вещей: интервью с вице-президентом Qualcomm Юлией Клебановой 

Здравствуйте, Юлия. Скажите, интернет вещей – это реальность нашего времени или, скажем так, завтрашнего дня?

В настоящий момент мы можем говорить не об интернете вещей как таковом, а об отдельных проектах различных компаний в этой области, использующих разные стандарты, видение и подходы, – это скорее «интранет вещей», основанный на проприетарных технологиях, но не тотальная взаимосвязь всего и вся. То есть, в первом случае мы имеем «изолированное» общение устройства с сервером, или с еще одним устройством, во втором – общение нескольких устройств между собой и без участия «посредника».


И как сделать из “интранета вещей” – интернет вещей?

Для такого превращения в первую очередь нужно рассматривать новые области использования мобильной связи и мобильных устройств и требования новой реальности, которые необходимы для того, чтобы интернет вещей стал неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Одно из таких требований – наличие этого «общего» языка, то есть стандартизированных технологий связи между различными типами устройств, и адаптация этих технологий связи к моделям использования определенных устройств. И как раз в этой области Qualcomm концентрирует свои усилия.


Как именно Qualcomm участвует в этом процессе?

В первую очередь мы работаем над процессорами. Во-вторых – над модемами, обеспечивающими связь – мы говорим о едином решении, в котором интегрированы компоненты, обеспечивающие работу и Wi-Fi, и Bluetooth, и LTE, поскольку без этого невозможно себе представить интернет вещей как диалог устройств.


У вас уже есть какие-то достижения в этом направлении? Где обычный пользователь сможет увидеть пользу от ваших технологий?

Специально для автопрома мы разработали процессор Qualcomm Snapdragon 602A: он применяется в “умных автомобилях”, так как его жизненный цикл составляет 10-15 лет (как у средней машины). Для подключения машины к Интернету мы недавно выпустили новое поколение модемов – Qualcomm X5 LTE и X12 LTE. Первый пропускает 300 Мегабит в секунду вниз и 75 наверх и предназначается для массового рынка, а второй – 450 и 150, соответственно, и является решением для более дорогих автомобилей. Есть решения и постарше.

 

Также у нас есть технология Qualcomm Halo – беспроводная зарядка для самой машины; Qualcomm VIVE, которая обеспечивает конвергенцию Wi-Fi и Bluetooth для связи внутри автомобиля, и Qualcomm IZat – система навигации, которая поддерживает, среди прочих систем геопозиционирования GPS и ГЛОНАСС, собирает информацию со спутника и ближайших точек Wi-Fi и работает как внутри, так и вне помещения. Как видим, автопром вовсю демонстрирует пользу от концепции интернета вещей: возможность видеть дорогу на 360 градусов, смотреть HD-видео в автомобиле, быть постоянно на связи по любому протоколу, обеспечивать «общение» автомобиля с другими автомобилями с целью предотвращения аварий.


Что-то ещё, кроме автомобилей, вы делаете в области интернета вещей сейчас?

Сейчас наша задача – это не разработка отдельных решений для конкретных устройств, а создание единой коммуникационной среды, к которой можно было бы подключить множество устройств или платформ – например, “умный город”, “умный дом”, носимые устройства. Поэтому мы разрабатываем технологии подключения для различных сфер интернета вещей и участвуем в их стандартизации.

Зачем нам интернет вещей: интервью с вице-президентом Qualcomm Юлией Клебановой 

А что, нельзя всё это просто взять и соединить, например, по существующим сетям Wi-Fi?

Использование одного и тот же стандарта или типа связи для подключения различных классов устройств не всегда эффективно. Возьмем задачу автоматизированного сбора показаний датчиков с определенной территории в городе: датчики газа, воды, электричества, давления, загрязнённости воздуха. Эта модель использования подразумевает нечастую передачу небольшого объема данных на относительно небольшой скорости. Чтобы такая технология стала массовой, должна произойти стандартизация типа связи, необходимого для оптимальной работы решения – то есть в случае с передачей данных счетчиков не нужно высокоскоростное соединение. Второе – нужна оптимизация цены и технологий. То есть батарейка, встроенная в датчик, должна работать очень долго. Желательно, несколько лет. И чтобы оборудование, которое поддерживает передачу информации, было надежным и работало внутри помещения. Как вы понимаете, indoor и outdoor – совершенно разные условия.

Еще один пример, демонстрирующий другое требование – управление беспилотными летательными аппаратами или хирургическими роботами. В этом случае ключевым фактором является обеспечение крайне низкого уровня латентности, или времени задержки, существенно ниже свойственного существующим мобильным сетям уровню в несколько миллисекунд, а также высокую степень надежности и безопасности подключения. При этом устройств, напрямую «говорящих» друг с другом, в отличие от предыдущего примера, очень мало. То есть, достаточно оптимизировать использование частотного ресурса, а также технологии надежности и безопасности.

 

И третий сценарий – передача 4K-видео или большого объема информации на высокой скорости большому количеству пользователей на ограниченной территории. Это означает не только снижение цены устройства, но и удешевление частотного ресурса для оператора.

Для того, чтобы это стало реальностью, необходима стандартизация и развитие различных технологий, подходящих для этих сценариев использования. И чтобы все эти «вещи» общались между собой в контексте «интернета вещей», надо предпринять определенные стратегические шаги – как тем, кто развивает эти стандарты, так и тем, кто внедряет технологии.


Что должно произойти в сфере технологий, чтобы интернет вещей стал обыденным делом? И когда это может случиться?

Сейчас интернет вещей охватывает порядка миллиарда устройств, а к 2018 году их будет около пяти миллиардов. Но чтобы сама эта парадигма стала такой же массовой и естественной, как какое-то время назад GSM, а сейчас LTE, должны произойти определенные качественные изменения. Для стабильной и надежной работы инфраструктуры интернета вещей нужны инновации трех стандартов связи – Bluetooth, LTE и Wi-Fi.

Мы предполагаем, что фундаментом для дальнейшего развития IoE («интернета всего») станет стандарт LTE, который претерпит качественные изменения в следующих релизах.

Вторым необходимым компонентом является конвергенция Bluetooth и Wi-Fi. Впрочем, необходимые для этого стандарты пока что недоступны. Имеется в виду, например, работа в 60-гигагерцовом диапазоне, то есть работа на ультракоротких волнах, и отражение сигнала от стен. Почему это важно? Потому что счетчики и датчики, которые находятся в подвалах, находятся глубоко внутри помещений, где очевидна проблема качества передачи беспроводного сигнала, и к тому же надо, чтобы в таких условиях батарейка долго не садилась. Естественно, в будущих релизах Wi-Fi будет возможность работы и в таких сложных условиях. Другой аспект развития Wi-Fi – технология MU-MIMO, или одновременное подключение до трех устройств к одному и тому же ресурсу, обеспечивающее рост емкости сети в приблизительно 2,5 раза.

Возможность конвергенции Wi-Fi и LTE – вообще основополагающий момент для стабильного подключения различных устройств к «интернету вещей». Добавьте сюда и Bluetooth, эффективно соединяющий устройства (например, датчики) на расстоянии до 7 метров (а в будущем это расстояние составит порядка 30 м), что очень важно для максимально эффективного и недорогого процесса сбора информации и, как следствие, применения в различных сферах.


LTE, Wi-Fi, Bluetooth – выбор обусловлен имеющейся стандартизацией? Как насчёт общего решения, благодаря которому чип не должен будет поддерживать и то, и другое?

Дело в том, что мы говорим об эволюции, а не о качественном скачке. Если абстрагироваться от цифр, следующий релиз LTE даст увеличение пропускной способности соединения и более оптимальное использование частотного ресурса. Соответственно, когда мы говорим о Wi-Fi 802.11 ac, это та же оптимизация частотного ресурса и большая дальность сигнала. В случае с Bluetooth – меньшее энергопотребление и опять же большая дальность сигнала. В будущем должна произойти конвергенция этих технологий. В будущем вам не надо будет подключаться к Wi-Fi или Bluetooth – смартфон сам распознает наиболее дешевый и наиболее энергоэффективный способ связи.

Зато это сделает возможным возникновение новых принципов работы подключенных устройств. Будет реализована схема взаимодействия device-to-device, когда устройства станут обнаруживать друг друга, не обращаясь в сеть и не используя ресурсы базовых станций. Будет действовать технология для улучшения покрытия LTE-сети: представьте себе, датчик собирает информацию, но в какой-то момент его батарейка садится, и прибор не может «достучаться» до сети. Тогда он обратится к ближайшему счетчику или устройству, и передаст информацию через него.

К слову, Qualcomm возглавляет разработку открытой программной платформы AllJoyn, при помощи которой устройства могут связываться между собой вне зависимости от сети или операционной системы. В свое время, кстати, таким унифицированным транспортом стал Ethernet.

Также мы активно продвигаем на рынок технологию LTE-Broadcast, которая позволяет операторам эффективно предоставлять качественный мультимедийный контент сразу множеству абонентов в определенной локации.

 


Чем эта технологии может помочь в конкретной ситуации?

Если, например, на стадионе играет любимая спортивная команда, то болельщики, как правило, хотят снять фото и поместить его в социальные сети, либо постоянно смотреть трансляцию с поля. С технологической точки зрения до последнего момента это была проблема, потому что при таком скоплении людей очень высокая плотность подключений, очень много пользователей, и все скачивают и передают огромное количество данных. Современные технологии позволяют оптимизировать частотный ресурс таким образом, что все пользователи внутри столь интенсивной области получают услугу и практически не «забивают» сеть. Или представьте, что где-то в городе пропал ребенок, случилась непредвиденная ситуация, форс-мажор, авария. Тогда все люди, находящиеся в этой области, не просто будут оповещены, но и снабжены полезными данными. Скажем, в случае затора все, кто находится в его районе, получат точки объезда – не в виде рассылки SMS, а в виде схемы с предложением.


С чем связано заострение внимания на датчиках? Qualcomm планирует что-то особенное в отношении этих устройств?

Это просто удобный способ показать широту охвата интернета вещей, потому что когда люди говорят о нём, чаще всплывает вопрос об использовании частотного спектра. Когда безумное количество приборов через несколько лет начнёт «разговаривать» между собой, возникнет вопрос, а что там с частотным спектром? Это ведь ограниченный ресурс. И как же оптимизировать его использование? В связи с этим мы говорим об агрегации частот.

А датчики – другая крайность. Здесь очень важна низкая себестоимость – чтобы услуга была массовой, она должна быть дешёвой. И очень важно оптимизировать энергопотребление, потому что люди не должны тратить много времени, сил и нервов на обслуживание этой системы. Именно поэтому мы приводим вещание широкополосного видеоконтента как один пример в направлении Интернета вещей, а датчики – как другой. Интернет вещей должен одинаково поддерживать обе этих крайности, не говоря о том, что посередине.


Насколько важно для вас направление Internet of Things в смысле бизнеса?

В 2014 финансовом году нарождающийся сегмент интернета вещей принес Qualcomm более миллиарда долларов, и он продолжает развиваться. И это только начало. Мы предполагаем, что до конца нашего года финансового года (до октября 2015 года) доля выручки компании, не связанная с реализацией технологий смартфонов, вырастет более чем на 10%. Мы работаем с целой экосистемой компаний, нацеленных на инновации в этой области: ведущими производителями электроники, бытовой техники, смартфонов и автомобилей – например, BMW и Audi.

Зачем нам интернет вещей: интервью с вице-президентом Qualcomm Юлией Клебановой 

Вы говорили, что в 2014 году Qualcomm получила целый миллиард от интернета вещей. Из чего эта сумма складывается? Что люди покупают такого, что приносит вам прибыль?

Интернет вещей сейчас находится на первой фазе своей эволюции. Но уже отгружены сотни миллионов IoT-устройств, использующих наши компоненты и технологии – например, экшн-камера GoPro Hero, фитнес-браслет Fitbit, такие носимые устройства, как Android Wear и Epson Moverio и т.д. Мы обладаем обширным портфелем решений, которые обеспечивают взаимосвязь устройств в рамках самой инфраструктуры Интернета вещей – это 3G-4G-модемы, специальные модемы и процессоры для автомобилей, интегрированные решения в сфере подключений Bluetooth и Wi-Fi (Qualcomm VIVE), Qualcomm IZat для навигации.

Зачем нам интернет вещей: интервью с вице-президентом Qualcomm Юлией Клебановой 


Интернет вещей — это ещё только формирующееся направление. Его перспективы не самые ясные, конкурентов тоже хватает. Что даёт вам уверенность в развитии в эту сторону?

Мы 30 лет в этом бизнесе и, наверное, по радиочасти равных нам найти трудно, поэтому перспективы Qualcomm видятся мне весьма позитивными. Еще до того, как появился сам термин «интернет вещей», мы вывели на рынок множество технологий связи и вычислений, используемых в сфере IoT сегодня. Так что мы видим себя как стандартизатора технологий Интернета вещей, закладывающего основу всей отрасли.

 


Источник: 4pda




Нет комментариев
Добавить комментарий